Феноменологическая концепция Эмоционального Интеллекта

Хочу предложить критическому вниманию заинтересованной публики свой взгляд на проблему Эмоционального Интеллекта. Этот термин широко распространяется по миру — иногда в противовес интеллекту, определяемому величиной IQ, иногда в качестве дополнения. Термин относительно новый в масштабах истории науки, но приобретший в последнее время широкую известность вследствие стремительного развития информационных технологий. Чаще всего эту проблематику относят к компетенции психологии и таким ее разделам, как бихевиоризм и гештальтпсихология. Многие аспекты управления ЭИ граничат с социологией и ей подобными дисциплинами. На основе идей управления ЭИ развились разнообразные проекты, направленные на повышение успешности в бизнесе и жизни в целом. Есть несколько различных подходов к изучению вопросов, связанных с ЭИ, его проявлениями и способами оценки. Все это свидетельствует о том, что проблема не то что назрела, но даже «перезрела» и ощущается насущная потребность в систематизации взглядов, подходов, методов и способов использования на практике.

Поскольку научные исследования проблемы ЭИ средствами классической психологии находятся пока на стадии осмысления, хочу предложить вниманию читателей феноменологическую концепцию Эмоционального Интеллекта в надежде ответить на многие практические вопросы без претензий на признание со стороны классической психологии. Те соображения, с которыми я хочу познакомить, относятся, скорее к технологиям практического использования знаний, чем к онтологическим теориям. Тем не менее, хочу отметить, что предлагаемая феноменологическая концепция удовлетворяет признакам научности по критерию Поппера. Например, прогнозы и следствия, вытекающие из основных положений концепции, могут быть подвергнуты экспериментальной проверке и, возможно, опровергнуты. Тезис, популярный среди марксистов-ленинцев «теория Маркса всесильна, потому что верна» тут совершенно не подходит. Вопрос о научности предлагаемой концепции при желании может быть исследован отдельно.

Перейдем собственно к феноменологической концепции Эмоционального Интеллекта.

Вводные замечания

Прежде всего, оговоримся, что интеллект как проявление жизнедеятельности мозга един, а деление режимов его работы на эмоциональный интеллект и рациональный интеллект в физическом смысле, т.е. по месту локализации (право, левое полушария), морфологическим признакам (новая кора головного мозга, лобные доли, миндалина или мозжечок) или по гендерным признакам (женская, мужская логика) абсолютно условны и отражают лишь вкусовые, эстетические и методологические предпочтения авторов. С другой стороны, использование такого упрощенного формального представления сложных понятий в описаниях или беседах носит чисто семиотический (знаковый)  характер и  позволяет экономить время и место под излагаемый материал введением общепринятых знаков, как частной семиотики [в терминологии Абрама Соломоника - http://delovoymir.biz/ru/columns/4310/]. По ходу изложения я буду использовать такой подход.

Аксиоматика

Постулируем в качестве исходного допущения, интеллект как когнитивная функция мозга, проявляется в двух режимах:

— Эмоциональный интеллект (ЭИ);

— Рациональный интеллект (РИ).

ЭИ — быстрая реакция в виде готового навыка, предубеждения (априорное суждение), приобретенного рефлекса, привычки, заблуждения, суеверия и т.п. характеризуется высокой скоростью, низким энергопотреблением и часто своеобразным бонусом в форме эмоционального удовольствия.

РИ — включаемая по необходимости логическая процедура, имеющая целью установление причинно-следственных связей в обновленной информации в связи с возникновением когнитивного диссонанса между реальными и ожидаемыми результатами.

ЭИ имеет слоистую структуру

ЭИ верхнего слоя включает в себя эвристики — стационарные (сложившиеся в качестве постоянных) алгоритмы обработки текущей информации. Результат действия эвристик — априорные суждения, предубеждения (без негативной коннотации), готовые заключения и выводы, получаемые без анализа информации.

ЭИ включает в себя, помимо унаследованных в процессе эволюции рефлексов,  такие способности мозга, как речь, часть когнитивной функции «intellectus», направленную на распознавание образов. ЭИ также включает в себя практические аспекты (от греч. «praxis» — действие), проявляющиеся в форме привычек, навыков и физических умений.

РИ опирается, в основном, на когнитивную функцию мозга, которую принято именовать «гнозис» (от греч. gnosis — познание, знание) — способность критического восприятия информации, её логической обработки, установления причино-следственных связей и синтеза на их основе из элементарных ощущений целостных образов. Сконструированные в процессе работы РИ  целостные образы мы будем именовать эвристиками. Готовые эвристики составляют инструментальный аппарат ЭИ, с помощью которого делаются обыденные умозаключения относительно распознаваемых образов, их идентификации, мотивируется стандартное поведение и осуществляется т.н. интуитивный выбор альтернатив.

Память находится под общим управлением ЭИ и РИ. Но поскольку ведущим в общении (как с окружением, так и с самим собой) является ЭИ, все наши воспоминания и запоминания находятся в его полном перманентном распоряжении. Более того, в память заносится и вся «продукция» функционирования эвристик в форме готовых к моментальному употреблению априорных суждений — предубеждений, составляющих в значительной степени содержание нашего повседневного общения и внутренних разговоров «с самим собой». Повседневное обыденное общение происходит исключительно в зоне функционирования ЭИ.

Каким структурным композициям в физическом мозге соответствуют те или иные эвристики для наших рассуждений не принципиально. Ясно, что именно некая более-менее сложная устойчивая связь компонентов мозга обеспечивает наиболее быстрый путь от поступления информации до готового вывода в форме предубеждения. Подобно тому, как не очевидная для большинства людей конструкция процессора обеспечивает использование google. Отметим лишь наличие «усилителей» устойчивости, выполняющих роль «закрепителей» эвристик и придания им якорных функций. Речь идет о добавлении к чисто интеллектуальным конструктам сопутствующих физических воздействий. Например, привычка курения может быть описана как эвристика (набор манипуляций и ментальных настроек в сочетании с удовольствием) с воздействием никотина в качестве «закрепителя».

Такие физические «закрепители» ставят соответствующие эвристики по неотвратимости срабатывания в один ряд с рефлексами. А это значит, что только средствами вербального убеждения очень трудно «отключить» такую эвристику. Справедливо и обратное утверждение — добавление физических компонент закрепляет эвристику, доводя ее до разряда привычек.

Своеобразной иллюстрацией слоистой структуры ЭИ может быть большой водоем со сложным рельефом, заполненный водой разной плотности. Выходящие на поверхность «острова» соответствуют природным инстинктам и рефлексам. Плотные донные и береговые отложения — это наши навыки, привычки, суеверия, заблуждения, непреложные правила поведения — все  то, что мы накапливаем в течение жизни в процессе воспитания и образования. Жидкость разной плотности — обыденные эвристики. Более старые и часто применяемые лежат глубже, более свежие — ближе к поверхности. Информация, как ныряльщик, погружается в это резервуар и либо растворяется в верхних слоях, превращаясь в самые обыденные предубеждения — например, реакция на прогноз погоды по телевизору во время утренних сборов на работу — надо взять зонт. Или оценка одним взглядом проходящей мимо девушки — хороша (сработал ЭИ мужчины), — «ей эта блузка не идет» — констатировал ЭИ женщины. Оба решения получены мгновенно, чаще даже не требуют вербализации, но завершаются ощущением эмоционального удовлетворения.

Если информация не может быть обработана верхними слоями резервуара с эвристиками ЭИ, она опускается глубже и перерабатывается привычками, если речь идет о часто повторяющихся ситуациях, или навыками, если востребуются те слои ЭИ, которые отвечают за профессиональные действия.

Во всех случаях (или в подавляющем большинстве) информация скользит по «твердым породам» рефлексов, оценивающих ее с позиции безопасности. При малейших отклонениях от привычных норм, ЭИ дает сигнал — насторожится и включить РИ. Задача РИ разобрать случай на детали с целью установления соответствия между тем, что кажется и тем, чем является. Иллюстрация конечно примитивная, но позволяет создать образ функционирующего ЭИ таким, какой соответствует предлагаемой феноменологической концепции эмоционального интеллекта.

Резюме 

Предлагается для критического обсуждения феноменологическая концепция эмоционального интеллекта, которая определяет его как комплекс наследуемых и приобретаемых элементов, которые мы предлагаем именовать эвристиками.

Эвристики, наряду с привычками и навыками образуют инструментарий ЭИ, делающий его основным интерфейсом в личностном и социальном общении. Вся повседневная жизнь человека обеспечивается ЭИ как потребителем и источником информации. В этом смысле общение человека с окружающими и с самим собой является единым процессом.

Поскольку ЭИ сложная, но составная конструкция, он допускает корректировку и настройку, которые происходят, как не зависимо от позитивных намерений человека, в процессе бытовой адаптации, так и намеренно — с целью достижения некоторых коммуникативных и личностных результатов.

Представление феноменологической концепции эмоционального интеллекта о том, что он является комплексом из рефлексов, навыков и эвристик позволяет объяснить все богатство как человеческих эмоций, так и вызывающего их поведения с единых методологических позиций.




Оставить комментарий или два

© «2017» CrowdIntell – CrowdIntell