Часть 7. Звуковая эвристика и имитации ЭИ

Особое место в структуре ЭИ занимает голосовая или звуковая эвристика, эвристика  проговаривания, которая включается по сигналу ослабления внимания к себе, при осознании неубедительности собственных доводов. Цель — привлечь внимание и переключить внимание визави на себя, заставить его отвлечься от собственных мыслей. Эта эвристика относится к разряду фундаментальных, она запускается в первые дни от рождения. Детский крик — ее проявление. Рациональный интеллект еще не работает, логическое мышление в самом зачаточном (наследуемом) состоянии, но его хватает для установления связи — крик притягивает внимание. Функция эвристики — защитная. Для ее подавления нужна специальная тренировка или длительное отсутствие связи крика с вниманием извне. Известный российский юрист Михаил Барщевский рассказывал такую реальную историю. Семья Барщевского усыновила приемного ребенка, совсем маленького из дома малютки в возрасте нескольких месяцев. Первое время они сильно тревожились за него, т.к. он совсем не плакал, не подавал голоса даже в тех ситуациях, в которых все дети плачут. Неизвестно, плакал ли он в первые дни жизни, но поскольку персонал не обращал на это внимания, голосовая эвристика не закрепилась. Прошло несколько месяцев, пока он вернулся к «нормальному» детскому поведению — стал голосом привлекать внимание. Этот факт, пусть даже единичный, свидетельствует о том, что голосовая эвристика  является не рефлекторной, а благоприобретаемой, т.е. как и другие эвристики составляет внешнюю «оболочку» эмоционального интеллекта. Однако следует отметить тот факт, что она опирается непосредственно на наследуемую функцию оценки безопасности. Причем не оценку собственной безопасности, а активацию функции безопасности другого человека. Крик ребенка для матери сигнал сильной опасности, отменяющий даже инстинкт самосохранения. У менее развитых животных самосохранение превалирует над безопасностью потомства. Так известно, например, что кенгуру при преследовании хищником или охотником выбрасывает детеныша из сумки, чтобы спастись самой.

Голосовая эвристика сопровождает нас на протяжении всей жизни. И она сохраняет свою функцию обеспечения безопасности (не только в физическом смысле) путем переключения внимания окружающих на себя. Каждый из нас сталкивался с ситуацией, когда произносимые в качестве аргументов слова, какие-то действия, вообще наше поведение вызывали эффект противоположный желаемому. Или мы наблюдали подобную ситуацию. Что делает человек, осознающий, что он утрачивает внимание,  доверие и просто расположение окружающих? Он начинает чаще и громче говорить. И то и другое должны вернуть сначала внимание окружающих, а потом их доверие. Жизненный опыт напрямую указывает на необоснованность таких ожиданий. Но только очень редкие (и рискну предположить) специально обученные люди могут остановиться. Однако и для них требуется некоторое усилие.

Во многих фильмах мы видели сцены, когда герою никак нельзя обнаружить себя, издавая звуки. Но кто все-таки вскрикивает, плачет или говорит вопреки здравому смыслу? Во-первых, дети. Во-вторых, женщины и неподготовленные мужчины. А почему? Потому, что звуковая эвристика оказывается сильнее, чем подавляющее ее логическое поведение. И может быть не столько сильнее, сколько быстрее. Ведь ЭИ действует заметно быстрее РИ.   

Можно предположить, что с этой эвристикой связаны все отношения человека с музыкой, пением и внутренним голосом. Как и любая эвристика, звуковая — обоюдонаправленная. И от себя и к себе. Голос ребенка несет для матери огромную информацию, направляет ее поведение и если поведение было верным, мать получает награду — эмоции удовольствия. Вот эта сторона звуковой эвристики, помогает понять роль звуков и музыки в настройке и выработке как положительных, так и отрицательных эмоций. Как и любая эвристика, эвристика звуковая в течение жизни настраивается через механизмы закрепления навыков (многократное повторение — воспитание) или в результате целенаправленных действий РИ (преодоление нежелания интеллектуальными усилиями). Настройка идет всю жизнь, а результат (меняющийся с возрастом и опытом) появляется как объединение множеств различных факторов, включая физическое состояние. Поэтому в молодости нравятся более простые музыкальные композиции, в основном — ритмические, поскольку они больше соответствуют действию, а не размышлению. Если потребность в логических размышлениях с возрастом не возникла, то склонность к простой ритмической музыке сохраняется. Если же основную роль в жизни начинают играть интеллектуальные упражнения, то нравится начинает более сложная музыка.

Но тут в наших рассуждениях ни в коем случае нельзя обойти такой способ функционирования рационального интеллекта, как имитация эмоционального интеллекта. Казалось бы это — парадокс. Зачем рациональному энергозатратному и медленно действующему интеллекту имитировать свой быстродействующий интерфейс — эмоциональный интеллект? Чтобы разобраться с этим, вспомним, что так называемые рациональный и эмоциональный интеллекты это режимы работы мозга. Быстрый и энергетически экономичный, обусловленный успешностью эволюции ЭИ,  и приобретенная в ходе эволюции способность прерывать ход действий под влиянием эмоций с целью моделировать результаты поведения — РИ.

Наградой за качественные размышления над результатами поведения на протяжении тысяч лет было удлинение срока жизни (сегодня к этому добавилось качество жизни). Наградой же за поведение под влиянием эмоций было удовольствие. Или отсутствие всякой награды вплоть до неприятностей, если эмоции заводили не туда. Но удовольствие все равно оставалось основным мотиватором. Удовольствие — штука природная, его получение обеспечивается химическими процессами на физическом уровне. А это значит, что если не использовать искусственное введение химических стимуляторов удовольствия (в природе это почти исключено), то надо запускать стимуляторы на самом глубоком слое эмоционального интеллекта таких как, например, любовь (влюбленность), как реакция на либидо.  Устранение опасности путем физического уничтожения противника. Сытость в противовес голоду, как опасному для жизни состоянию. В этом ряду находится и успокаивающая музыка, синхронизирующая удовольствия. Описанное выше было актуально еще пару сотен лет назад, когда жизнь реально и регулярно подвергалась опасности под действием чисто физических причин (голод, войны, болезни). Когда перманентная опасность зашкаливала, а простых методов преодоления не хватало, проявлялась имитационная интеллектуальная  деятельность.

Давайте разберемся, что это такое — имитационная интеллектуальная деятельность. Источником удовольствия является ЭИ. Но нет никаких (или очень мало) физических оснований для получения положительных эмоций. Плюс сословные, религиозные и другие внешние ограничения не позволяют сменить обстановку. Жить же в отсутствие удовольствий (проявляются через положительные эмоции) нельзя. Тогда РИ начинает имитировать проявления ЭИ с целью достижения положительных эмоций, а через них (или в следствие) — удовольствий. Кроме прочего это дает хорошую тренировку РИ. К такой имитационной деятельности можно отнести поэзию, сочинение музыки, изобразительное искусство. Непосредственно для нужд выживания никакие из этих действий не нужны. Поэтому мы называем их имитационными. Но по результатам, в части достижения удовольствия, они вполне сравнимы с природными источниками удовольствий.

По мере развития общества и усложнения социальных отношений, роль имитационной деятельности кратно возросла и даже сменила жизненную парадигму — «смысл поведения — выживание» на «смысл поведения — успех». Успех, как социальная категория включает чисто физиологическое выживание, но только как часть общего, что позволяет говорить о изменении смысла жизни.

Функционально этот эволюционный процесс был обеспечен расширением структуры ЭИ. Очень условно это можно проиллюстрировать сравнением первых интерфесов, основанных на DOS, с современными интерфейсами различных гаджетов, с которыми уже можно вести вполне содержательные беседы. За исторически очень короткое время наполненность ЭИ (в значительной мере усилиями РИ) существенно возросла. Как прилив закрывает весь рельеф дна, так ЭИ за счет развития эвристик покрыл горы и пики рефлексов и инстинктов. Если посмотреть на ЭИ так сказать «в разрезе», то мы увидим коренные породы, доставшиеся в наследство — инстинкты и рефлексы. Выше условные рефлексы. Потом навыки, умения, суеверия и следы детского воспитания. Выше будут располагаться полученные в результате воспитания эвристики, отвечающие за «социально правильное» поведение. Еще выше эвристики культурно-сословного поведения.

Но рельеф отнюдь не плоский. Пики фундаментальных рефлексов, слегка прикрытые покрывалами воспитательных эвристик, почти касаются поверхности, если продолжить аналогию водоема. Фундаментальными являются те, которые прежде всего отвечают за безопасность, продолжение рода и эвристика звука, которую можно отнести к якорным.

Образование и воспитание — процессы генерирующие эвристики, навыки и умения. Если и того и другого мало, то «водоем» ЭИ будет маленький. Эдакий прудик, в котором сложно, а зачастую невозможно найти необходимые эвристики для производства предубеждений, достаточных для достижения успеха. РИ также будет не натренирован, чтобы генерировать подобные эвристики. Человек с таким багажом не сможет подняться на верх успеха без специальной целенаправленной подготовки. В противовес этому, человек, у которого «водоем» ЭИ сравним с морем, гораздо легче адаптируется к любой среде и высокой степенью вероятности будет высоко конкурентоспособен в достижении успеха в жизни.

Лучше всего проиллюстрировать разные по емкости накопленных эвристик ЭИ на детских примерах. Приведу несколько таких.

Маленькая девочка обходит отца, одетого только в обтягивающие шорты, смотрит и говорит: « папа, ты не туда накакал».

А вот размышления детей о любви:

«Любовь — это как старенькие дедушка и бабушка, которые до сих пор друзья, даже после того, что они так хорошо друг друга узнали».

«Любовь — это когда мама даёт папе лучший кусок курицы».

«Любовь — это когда твой щенок тебя облизывает даже после того, как ты его оставил одного на целый день».

«Любовь — это когда ты делишься своей жареной картошкой и не ждёшь, чтобы с тобой поделились тоже».

«Я знаю, что моя старшая сестра меня любит, потому что она мне отдаёт свои старые вещи и ей приходится покупать себе новые».

«Любовь — это то, от чего ты улыбаешься, даже когда устал».

Во всех случаях работает эвристка доступности, но база наработанных предубеждений мала, однако как и у всех людей, ее размер определяется жизненным опытом.

Опыт изучения ЭИ как интерфейса общения человека с социумом пока очень мал. Многие положения пребывают на стадии гипотез и догадок. Тем важнее обсуждение возникающих вопросов возможно большим числом заинтересованных лиц. Эту задачу можно сформулировать в форме краудсорсинговой, когда мнение простых наблюдателей будет не менее важно, чем мнение специалистов в смежных (или далеких) областях знаний. Важно лишь подчеркнуть, что предлагаемый подход, хотя и опирается на психологию и в частности на бихевиоризм, но представляет собой достаточно обособленную технологическую ветвь управления ЭИ.




Оставить комментарий или два

© «2017» CrowdIntell – CrowdIntell